Вебсайт о Режиссере Романе Виндермане и его творческом наследии
Серьезное лицо еще не признак ума. Все глупости на земле делались именно с этим выражением.
Вы улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!

English Deutsch Espaсol
Спектакли | Статьи и Рецензии | Друзья и Коллеги | Фото материалы


Информация
О Романе Виндермане
Благодарность
Свяжитесь с нами
Двое: главный + главный = ? IMAGE_BUTTON_PREVIOUS IMAGE_BUTTON_NEXT

Двое: главный + главный = ?

Мой рассказ о паре не совсем - обычной. Роман Виндерман, главный режиссер театра куклы и актера «Скоморох» и его жена Любовь Петрова, главный художник этого же театра, - личности в городе весьма известные по своим творческим работам и созданию у нас в Томске необычного, авангардного театра. Хорошо знают их и за границей. Но это другой разговор, в котором немало радости и печали...

Все началось двадцать лет назад. В Екатеринбурге (тогдашнем Свердловске), в кукольном театре, где главным режиссером был Виндерман. В коллективе появилось новое лицо, и, надо сказать, очень даже хорошенькое. Выпускница отделения искусствоведения пришла на должность заведующей литературной частью. Одно время это даже называлось - помощник главного режиссера по литературной части (так близко соприкасались две профессии).

- Мы активно не понравились друг другу, - вспоминает Любовь Олеговна. - Я страшно увлекалась новой работой, много сотрудничала с прессой, писала сценарии и инсценировки. Однажды увела часть актеров на запись для радио. Ох, как главный мне за это выговаривал - пальцем грозил, да так строго!

А потом их направили для утверждения репертуара в Ленинград, принято было в то время перед начальством от культуры отстаивать (защищать) выбранные для постановки пьесы. Собралось немало главных режиссеров со всего Союза, завлитов, директоров. Мужчин было больше, и все с неизменной завистью говорили Виндерману: «Где взял такую прелестную завлитшу? ».

- Да, да, вот тогда-то он и обратил на меня внимание, - смеется Любовь Олеговна, - когда увидел вокруг рой поклонников... На обратном пути в Екатеринбург мы уже сидели в самолете рядом.

Как возникает чувство? Как люди понимают, что необходимы друг другу? По-всякому, у кого как. Такой, как у них, роман в дни моей молодости принято было называть «интеллектуальным». Здесь не было роковой страсти, какого-то трепета. Но хотелось бесконечно общаться, говорить, говорить, говорить... Разговаривали они и в театре, до и после репетиций, а потом Роман ей говорил: «Сбежим в какую-нибудь кафешку», - благо, в прежнем Свердловске их было много, и недорогих. И там они снова разговаривали, вплоть до того времени, пока Любе не надо было бежать в детсад за дочерью... Да, была замужем...

О чем же говорили? Обо всем. Знаете, когда люди еще и не совсем понимают, что любят, но непреодолимо тянутся друг к другу, хочется общаться каждую минуту... И так два года, пока не поняли - расставаться больше не могут...

Свердловский кукольный театр был одним из лучших в провинции. Зато Роман Михайлович был не самым послушным главрежем для обкома партии. Ему хотелось экспериментировать, делать свой, не похожий на другие театр. Не позволяли.

В то же время его новая жена-«завлитша», ожидавшая рождения ребенка, вдруг проявила себя совершенно в ином качестве. Начала рисовать, лепить, рукодельничать - оформлять дачу, которую они к тому времени приобрели.

Я всегда любила рисовать, просто Виндерман не знал этого моего увлечения, - вспоминает Любовь Олеговна. - Свою жизнь я делю на две половины: первая - литературная, вторая - живописная. Роман Михайлович поручил жене художественное оформление дипломного спектакля у своих выпускников в театральном училище. И не пожалел...

Когда их пригласили в Томск, они приехали в надежде на создание того, что не давали, не позволяли там, в родном Свердловске. И удивили, да нет, потрясли нашего зрителя. И детские спектакли были другими, а взрослые... Да раньше ничего подобного здесь не видели: Булгаков, Платонов, Шекспир... Режиссура, сценография, костюмы, куклы, актеры - все было необычным, странным, не всегда понятным, но неизменно волнующим и потрясающим. Союз двух главных стал удивительным творческим дуэтом.

Хотя работают они и с другими художниками, режиссерами. Триумфом для «дилетантки», как с иронией говорит о себе Любовь Петрова, стал булгаковский «Дон Кихот» на драматической сцене. Зрители, даже неискушенные, аплодировали дивным костюмам, сцене, которая на глазах у почтенной публики превращалась то во дворец, то в площадь, то в кабак ...

- Почему «дилетантка», ведь искусствовед - это знание эпох, традиций культуры разных времен?

- Сегодня я художник и, думаю, достаточно сильный. Но не знаю, что будет завтра, через пять-десять лет... Сегодня безумно увлечена живописью, но я так же безумно увлекалась литературой, писала стихи...

Поиск, сомнение, уверенность и сплошные комплексы - это все про нее, Любовь Петрову.

- Любовь Олеговна, плакать случается?

- Плачу, и, если честно, часто. Но только так, чтобы никто не видел.

- А муж жалеет?

- У нас это не принято. Мне хватает его: «Прорвемся!.. »

Если главный художник еще порой сомневается в своем призвании, то главный режиссер, кстати, заслуженный деятель искусств, никогда ни на секунду не сомневался в своем деле. Преподает в Санкт-Петербургской академии театрального искусства. Ставит спектакли в различных театрах, не только кукольные, но и оперные (за границей). Десять лет существует труппа под руководством Романа Виндермана. Шесть лет она нас удивляла, но вот уже четыре года мы почти не видим нашего уникального театра. Нет, иногда все-таки идут спектакли, на выездных площадках - для детей. Особенно напряженно будет в каникулы, для этого подготовлены специальные программы, и весьма интересные. Но те спектакли, от которых «стонет» заграница? Мы-то их не видели. А «Сон в летнюю ночь»? Кто может похвастаться, что был зрителем? Америка...

- Когда мы играли последний спектакль перед закрытием гастролей, американские актеры удивлялись, что мы радуемся возвращению домой, - говорит Виндерман. - Всем надоели гастроли, нужна стационарная площадка!

Об этом Роман Михайлович уже разговаривать и не хочет, и не может. Да, признаться, и наша газета поднимала эту проблему не раз... - Кто-то думает, что мы богатеем там, за границей. Да, вот кофточку привезла... одну. Мы даже с собой сигареты возим, потому что там не на что купить, - добавляет Любовь Олеговна.

Такие известные мастера - и держатся за наш «неблагодарный» Томск?.. Хотя, грех называть неблагодарным зрителя, давно не видевшего спектаклей театра «Скоморох». Помнят, любят - об этом даже по нашей редакционной почте судить можно.

- Уехали бы, - говорят супруги, - приглашений... Даже в Питер зовут... Но у нас есть команда, актеры, с которыми хотим работать, с которыми можно делать то, что хотелось бы. Потому что они - могут! Всю труппу в другой театр не возьмешь, а у нас кроме творческих привязанностей есть еще и обязательства...

Главный режиссер, главный художник, кто в семье главный? Оказывается - никто, оказывается, может быть равенство... Впрочем, когда как... Юмор и самоирония - это на взгляд мужа и жены главное, что позволяет жить и сотрудничать двум главным. Позволю себе добавить, талантливым художникам и людям.

Елизавета ОРЛОВА.

Фото: Александр ВАСИЛЬЕВ. На снимке: Любовь Петрова и Роман Виндерман.

Газета «Томский Вестник». №253(669), 31 декабря 1993 года

Вы находитесь здесь: Главная » Статьи и Рецензии » 1983-1993 » Двое: главный + главный = ?

Copyright © 2012 Irina Petrova
No part of this website, images or otherwise, may be reproduced without permission.
All rights reserved.