Вебсайт о Режиссере Романе Виндермане и его творческом наследии
Серьезное лицо еще не признак ума. Все глупости на земле делались именно с этим выражением.
Вы улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!

English Deutsch Espaсol
Спектакли | Статьи и Рецензии | Друзья и Коллеги | Фото материалы


Информация
О Романе Виндермане
Благодарность
Свяжитесь с нами
Наталья Корлякова IMAGE_BUTTON_PREVIOUS IMAGE_BUTTON_NEXT
Наталья Корлякова
Увеличить

Вспоминает Наталья Корлякова, главный режиссер Северского театра для детей и юношества







1.
В 1990 году я стала главным режиссером в Северском театре для детей и юношества. Естественно, понимала, что надо налаживать контакты с томскими театрами и режиссерами. Роман Виндерман и Любовь Петрова к тому моменту уже 7 лет работали в Томске, и я еще пока занималась северским театром-студией «Действие» ездила на спектакли Ромы и Любы в «Скоморох». Всегда восхищалась этой парой – они были молоды, красивы и талантливы, собрали сильную труппу.

Режиссеры в Томске часто менялись, особенно это касалось ТЮЗа и Драмы, и я не была вхожа в эти «театральные дворы». Но когда уже взяла свой театр, то в ТЮЗ приехал режиссер Юра Пахомов. Он попал в этот город, потому что в ТЮЗе работал актер Володя Фридман, они вместе учились в ГИТИСе. Тот же Володя был другом артиста Гены Полякова. Вскоре Гена перешел в мой театр, и Пахомов поставил на него моноспектакль. С того момента мы начали дружить с ТЮЗом театральными домами. Вообще режиссеры - они волки-одиночки, им сложно сблизиться, обычно они не любят ходить друг к другу на премьеры. Но в начале 1990-х в Томске, я бы сказала, наступил Золотой век театра. В Драме работал Олег Пермяков, в «Скоморохе» Роман Виндерман, в ТЮЗе Юрий Пахомов, и мы постоянно общались. Эти три мужчины признавались: дескать, «если бы не ты, Корлякова, может, мы бы так и не сдружились», мне было очень приятно это слышать. У меня с ними со всеми сложились хорошие отношения. Постепенно мы начали, говоря современным языком, вместе тусоваться, ходить друг к другу на премьеры. Становилось неважно, что у кого-то лучше спектакль, у кого-то хуже – в любом случае мы поднимали тост за режиссерское братство, возникшее в Томске. С Ромой и Любой мы очень крепко подружились. Я стала часто приезжать к ним в гости на их замечательные ужины. Общение с Романом, человеком удивительно глубоким, знающим театр, драматургию, помогало моему творческому росту. Тем более, как только я начинала работу над новой постановкой, мы с ним, естественно, обсуждали эту пьесу.

Виндерман уже долгие годы был главным режиссером, а я в то время только делала первые шаги на этом поприще. Он мне раскрывал секреты руководства театром. Хотя больших секретов не было - просто надо обладать огромной любовью к актерам и театру, только тогда можно создать свой театр. Далеко не каждый режиссер может похвастаться, что ему это удалось. Роман Михайлович - он создал, и во многом именно он поспособствовал тому, что я создала свой театр. Он вдохновлял, подсказывал, предостерегал, был словно поводырь для слепого. Он ездил на наши спектакли, и актеры «Скомороха» бывали у нас на премьерах. Мы приезжали к ним, иногда делали совместные капустники…В общем, мы крепко дружили театрами.

2
Роман Виндерман был человеком, обладавшим уникальным чувством юмора. Это чувство я очень ценю в людях. Считаю, на свете существует два великих чувства. Чувство любви (оно нас на этой земле и держит) и чувство юмора (оно помогает пробиваться через самые сложные ситуации). И тем, и другим чувством обладал Роман Михайлович, поэтому он был мне очень близок духовно. Передать, какие темы мы обсуждали, сложно. Мы разговаривали обо всем. Главными, конечно, становились проблемы наших театров. В Северске театр, который я возглавила, первые годы назывался театром кукол. Я режиссер драматический, и классический театр кукол не очень любила. Точнее, главным режиссером я стала, когда мне было уже около 40 лет. При большом желании можно было бы перейти в другой жанр, освоить его, но театр кукол очень специфичен. Я решила, проще приглашать для таких постановок режиссеров-кукольников. Это жанр художника, в нем нельзя без художника-кукольника, который вместе с тобой бы сочинял и создавал спектакль…Режиссер не играет первую скрипку в этом оркестре, в театре кукол вообще нет первой скрипки, а есть одна большая скрипка с двумя смычками. Художник театра кукол не может просто нарисовать эскизы и декорации. Кукла - почти живое существо, она оживает благодаря тому, что ты в нее вложишь. Если ты все сделаешь правильно, то она делаеть даже больше, чем ты можешь предположить. Но чтобы стать художником этого жанра, а не ремесленником, надо на него жизнь положить, что и сделал Роман Михайлович. Он был влюблен в этот жанр, и во все, что связано с куклой. У Виндермана с Петровой никогда не было чистого жанра и одних только кукол на сцене. Виндерман владел всеми жанрами. И он интересовал меня вовсе не только как режиссер-кукольник. Он был мне интересен как личность, как художник со своим мировоззрением, философией и уникальным чувством юмора.

3
Вспоминаю один вечер - юбилей театра в тяжелые, безденежные 1990-ые годы. Тогда удалось найти спонсоров, и Рома на празднике всем актрисам подарил вечерние платья. Но как это было сделано! Девчонки вышли на сцену. По незаметно натянутой леске эти платья спускались словно с неба. Когда они появлялись на сцене, то Рома лично вручал платье каждой актрисе. Это было даже не то что трогательно – просто в тот момент все понимали, как много для него значат актеры. А без любви к актеру не будет спектакля. Конечно, иногда артистов можно поругать, пожурить – они ведут себя по-разному. Но в чем был успех Виндермана: его безоговорочная любовь к актерам, и их ответная любовь к нему рождала эту искру творчества - спектакль. Когда он брался за очередную пьесу, то актеры, независимо от того, нравилась ли им она, были уверены: их режиссер точно знает, о чем и как ставить спектакль. Они всегда шли за своим художественном лидером, безоговорочно ему верили. А все лучшее в нашей жизни рождается только от любви.

4
Для меня спектакли Романа Михайловича были некой лаборатории. Можно было бы взять любой эпизод из постановки Виндермана и на его основе сделать свой спектакль. У него всегда было столько метафор, придумок, философии. Какие-то вещи я воспринимала умом, какие-то эмоционально.

Хорошо помню спектакль «Раскольников» по роману «Преступление и наказание», это внедрение Ромы в философию Достоевского. Тандем Петрова и Виндерман рождали своего Достоевского, с коем, может быть, в чем-то я была не согласна. Но я понимала, что для Виндермана как для художника часто литературный материал - лишь основа для создания совсем другого произведения - нового, своего. Художник имеет на это право. Спектакль «Лысая певица» был для меня высшим пилотажем в прочтении театра абсурда. Некоторые говорят: «Что это такое, это же не о чем!»… А я каждый жест, фразу прекрасно понимала, такое у меня было совпадение со спектаклем. В любом произведении, будь то Достоевский, Ионеско или Булгаков - везде присутствовал сам Виндерман. Это и есть высшая художественная ценность, он не пытался повторить какого-то автора, он его читал по-своему, так, как сам его видел, слышал, чувствовал. Не может быть спектакль слепком драматического произведения. оно всегда только повод. В спектаклях Виндермана можно было почувствовать его самого, понять, какие темы его тревожат, о чем он не может молчать, его мироощущение, мировоззрение. Если проследить постановки Виндермана и Петровой, то понимаешь, что этих людей на протяжении всей жизни волновало. Роман Михайлович был художником, умеющим объединить вокруг своей идеи огромное количество людей. Он, словно солнце, заряжал их на творчество, такое умение дано не каждому.

5.
Когда мы собирались и общались, то всегда звучал гомерический смех. Рома, как истинный одессит и художник, умел шутить, писал тексты для капустников, и они всегда отличались остроумием. Не зря и Карцев, и Жванецкий из Одессы. Это уникальное место, город, не похожий ни на один город мира. В него влюбляешься сразу, как сразу влюбляешься и в одесситов, в Виндермана, в Жванецкого.

Как-то мы с Ромой возвращались с его дачи, он вез меня до КПП в Северск. По пути проезжаем мимо базара, замечаем там огромное количество людей. Я говорю: «Господи, как же много толпится народу на рынке!», на что Рома отвечает: «Да, хотелось бы, чтобы столько же толпилось возле концертного зала и театра!..». Такие были шутки.

6.
Режиссер Роман Виндерман - имя мирового уровня, а не российского, я в этом уверена. И для меня важно, что я была свидетелем создания его спектаклей. Отчасти я считаю Рому своим учителем, он передавал мне свой бесценный опыт. Мы иногда даже не замечаем, как что-то впитываем, общаясь с кем-то. Уже потом понимаешь: «Так Рома говорил, так Рома делал...». Для меня он был и остается Мастером.

"Лысая певица" Э. Ионеско
"Лысая певица" Э. Ионеско
"Раскольников"
"Раскольников"
Вы находитесь здесь: Главная » Друзья и Коллеги » Наталья Корлякова

Copyright © 2012 Irina Petrova
No part of this website, images or otherwise, may be reproduced without permission.
All rights reserved.