. .
, . !

English Deutsch Espaol
Спектакли | Статьи и Рецензии | Друзья и Коллеги | Фото материалы




Григорий Гольдман IMAGE_BUTTON_PREVIOUS IMAGE_BUTTON_NEXT
Григорий Гольдман
Григорий ГольдманГригорий Гольдман

Вспоминает Григорий Гольдман, главный режиссер Гомельского театра кукол:

1

Ставить дипломный спектакль я поехал в Свердловск к Роману Виндерману. Михаил Михайлович Королев, у которого я учился, обычно отправлял своих любимых учеников к своим любимым выпускникам. У него было три самых любимых выпускника: Роман Виндерман, Виктор Шрайман, Валерий Вольховский (последний непосредственно у него, правда, не учился, но все равно считался его учеником). Королев распределял своих студентов на практику в конце учебного года. Помню, вызвал меня, и сообщил: Григорий, вам особая честь, вы поедете к Виндерману! Думайте, какое выбрать произведение. У него же такой театр там идет Сирано де Бержерак, Баня, другие серьезные спектакли. Я размышлял неделю. Пришел и говорю своему мастеру: Буду Кошкин дом ставить.

- Про что? поинтересовался Королев.

Шел 1983 год. Я отвечаю: Как про что? Про мещанство Михаил Михайлович одобрил, и я начал писать экспликацию. Накатал 40 страниц, пришел к Королеву, он стал читатьЧерез 3-4 страницы бросил и спросил:

- Ты придумал, как пожар делать? Там же главное пожар! Он оказался прав. Пожар у меня потом получился эффектным.

2

Когда я приехал в Свердловск в театр, то никакого Виндермана там уже не обнаружил. Мы с ним списывались, он утверждал: Рад, что вы приедете, Королев обещал: Рома будет вас опекать!. Но когда началась моя практика, оказалось, что Ромы в Свердловске уже нет - он уволился и переехал в Томск. Главного режиссера в театре не было, и тут прибыл я, молодой, лет 26. Кругом мастодонты - Галина Ивановна Дейкина, Ира Грачева, другие серьезные артисты. Мне пришлось нелегко.

Правда, через некоторое время Виндерман со своею женою Любой Петровой приехал в город по каким-то делам. Я ему напомнил: Роман Михайлович, Вы, кстати, мой руководитель практики, но почему-то дезертировали в Томск!. Он ответил: Приходи сегодня вечером к нам в гости, я буду тобой руководить!. У них дома был, как сейчас бы сказали, сейшн. Собралось много людей - мой однокурсник Женя Угрюмов, композитор Аня Коробова (ныне Богуславская), которая написала музыку для моего Кошкиного дома, другие гости. Все общались, пели песни. Я спрашивал у Романа совета, как лучше общаться с актерами, он начал мне рассказывать, как с кем лучше работать, он же всех прекрасно знал. Это был замечательный вечер.

3

В Свердловске я не только ставил спектакль мне выпала честь сыграть в спектакле Виндермана Красные дьяволята. Когда я приехал и начал репетировать свою постановку, то меня оформили в театре на ставку актера, чтобы заплатить за работу хоть какие-то деньги. Заодно ввели на небольшие роли в некоторые спектакли. В Красных дьяволятах я сыграл Яшку-цыгана. Правда, с Виндерманом мы не репетировали, думаю, он не видел меня в этой роли иначе он бы меня с нее, наверное, снял. Но 10-15 спектаклей я играл Яшку, что мне очень нравилось. Тем более, что я там пел!

4

Когда моя практика окончилась, и я начал работать в Нижнем Тагиле, то мы с Романом часто встречались на фестивалях. Помню, бывал несколько раз в Томске на режиссерской лаборатории и репертуарном совещании. Один раз Рома хорошо подшутил надо мною и режиссером Александром Янкелевичем. Тот до меня работал в Нижнем Тагиле главным режиссером. Затем ушел, переехал в Набережные Челны, и уже потом театр возглавил я. Его уход не был связан со мною, но при этом мне рассказывали, что Янкелевич не очень хорошо обо мне отзывается (возможно, дело было в эпиграмме, которую я написал на его спектакль). И вот я приезжаю утром на совещание в Томск, прямо с вокзала еду в театр, захожу к Роме в кабинет. Он напоил меня чаем, и тут ему позвонили, что приехал Янкелевич. Рома говорит: Сейчас сделаем ему сюрприз!. Он знал историю про Тагил и эпиграмму. Виндерман меня куда-то спрятал, пришел Саша, они стали радостно обниматься, и Рома говорит: Саша, у меня для тебя сюрприз! Сейчас ты встретишься с человеком, которого давно хотел увидеть и сказать ему слова любви!. Просто целый спектакль разыграл. Саша удивился:

- Кто это?

- Подготовься! попросил Рома и вывел меня.

Янкелевич был в некотором шоке. Так Рома нас помирил. Сейчас мы с Сашей нормально общаемся.

5

Хорошо мне запомнилась история, связанная с Виндерманом, случившаяся на другом фестивале. Он там сказал замечательную фразу, которую теперь многие приписывают себе. Дело было в Рязани, на фестивале шел какой-то просто ужасный спектакль малоизвестного московского театра. Все были в недоумении, зачем такую постановку взяли на фестиваль. Но все-таки сидели в зале, хотя ситуация нагнеталась. В зале были только участники фестиваля. Тут встал Рома и воскликнул: Кто-нибудь вызовет милицию?!. После этой фразы спектакль дальше уже можно было не играть

6

Если говорить о постановках Виндермана, то мне посчастливилось увидеть, наверное, его самые знаковые спектакли. Роман вместе с художником Любовью Петровой придумывали удивительные решения. Помню, в Было или не было меня потрясла поразительная сцена распятия. Актер, игравший Иешуа, шел с огромным крестом, на котором были все остальные персонажи, их маленькие фигурки. Получилось сильно и образно. И такое решение можно придумать только в театре кукол

Похороны Берлиоза в том спектакле тоже были замечательные: стоял большой барабан, а на нем сидел весь МАССОЛИТ. Шокировало меня и что в спектакле Самый правдивый в антракте зрительские кресла и сцену меняли местами. Когда зрители возвращались в зал и это обнаруживали, то сначала ничего не могли понять.

В Мирандолине, моноспектакле, где трактирщицу играла Марина Дюсьметова, был прекрасный ход вместо героев костюмы, они висят на вешалке, а актриса с ними общается.

Когда Скоморох был на фестивале в Абакане, то я посмотрел Котлован. Там мне особенно запомнилось, что у Жачева раскрывалась голова, и оказывалось, что в его черепной коробке живет пионерка, которая трубит в горн. В Петербурге я видел спектакль Русалочка (его Рома ставил не только в Томске, но и Большом театре кукол). До сих пор помню, как красиво куклы плавали в воде.

В Свердловске мне запомнился спектакль Денискины рассказы с Ронкиным и Лялиным. Рома придумал, что повзрослевшие Дениска и Мишка встречаются и вспоминают свое детство. Я видел только один фрагмент той постановки, но сразу представил себе весь спектакль. У Ромы была удивительная фантазия, в каждом спектакле он что-то выдумывал. Столько лет уже прошло, а я все помню какие-то вещи, словно видел их только что.

7

Однажды мне очень повезло я случайно попал в Петербурге на спектакль курса Виндермана, который игрался всего один раз. Он вел в ЛГИТМиКе курс заочной режиссуры. И так получилось, что в группе были только одни женщины. Мне было очень интересно, что же он сделает, какой спектакль поставит с одними актрисами. В голову приходил только Дом Бернарды Альбы, никаких других женских пьес я не зналНо Виндерман поступил неожиданно - он поставил отрывки из классических пьес, причем нашел потрясающий ход. Действие развивалось в женском отделении сумасшедшего дома, где к 8 марта больные играли отрывки из известных вещей, таких, как Женитьба, Ревизор и другое. Когда его студентки вышли на площадку (спектакль показывали даже не на сцене, а в аудитории вуза), то они просто преобразились. Я видел их в жизни, они показались мне не очень выразительными, но как они играли! Хотя в том спектакле не было особого оформления и использовался простейший реквизит, зрители были просто в восторге. Такие впечатляющие постановки встречаются редко, рад, что мне посчастливилось это увидеть.

Знаю, потом он применил этот же прием в Свердловске, поставил там в начале 1990-х Ревизора, где женщины играли мужчин, а мужчины женщин. Я тот спектакль не видел, но мне рассказывали, что критики такое решение почему-то не приняли, хотя ход, считаю, был безумно интересный.

8

Последний раз мы с Романом виделись в 1998 году на фестивале в Екатеринбурге. Я был там со второй женой. Так получилось, что обеих жен я знакомил с Виндерманом, и обе были от него в полном восторге. Что неудивительно - Рома был очень обаятельным человеком. Если некоторые люди словно высасывают твою энергию, то у Ромы, напротив, была светлая аура. Можно было поговорить с ним совсем недолго, обменяться парой реплик, услышать новый анекдот, и настроение сразу улучшалось. Он излучал тепло. Не помню, чтобы он демонстрировал при встрече, что не в духе. И он умел поддержать. На том фестивале в Екатеринбурге я был с Тюменским театром кукол, наш спектакль прошел не очень удачно. И, в отличие от некоторых коллег, которые не преминули высказаться по этому поводу, Рома ни слова не сказал. Был тактичен, поскольку видел, в каком я состоянии. А он был хороший человек...

» Друзья и Коллеги » Григорий Гольдман

Copyright 2012 Irina Petrova
No part of this website, images or otherwise, may be reproduced without permission.
All rights reserved.