Вебсайт о Режиссере Романе Виндермане и его творческом наследии
Серьезное лицо еще не признак ума. Все глупости на земле делались именно с этим выражением.
Вы улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!

English Deutsch Espaсol
Спектакли | Статьи и Рецензии | Друзья и Коллеги | Фото материалы


Информация
О Романе Виндермане
Благодарность
Свяжитесь с нами
Виктор Мохнач IMAGE_BUTTON_PREVIOUS IMAGE_BUTTON_NEXT

Вспоминает Виктор Мохнач, с 1975 года звукорежиссер Алтайского театра кукол «Сказка»:

- Первый раз я встретился с Романом Виндерманом в 1979 году. Тогда он приехал в наш театр ставить спектакль «Декамерон». Мне запомнилась та работа - материал был выбран очень необычный. Естественно, постановка выделялась в репертуаре - у нас в те годы был вполне традиционный театр кукол. А у Виндермана в спектакле были задействованы и куклы (причем разные, и маленькие, и одного роста с артистами), и актеры в живом плане. Помню, были в «Декамероне» и маски.

В той постановке зрителям представляли не просто эротические новеллы с интересными сюжетами, а непростые отношения между людьми. На репетициях Роман Михайлович просил актеров анализировать причины того или иного поступка, серьезно работать над образами.

Особых требований для звукорежиссера у Виндермана не было. Впрочем, признаться, аппаратура в то время у нас была совсем «допотопная», иначе и не скажешь. Но тот спектакль запомнился тем, что там использовались микрофоны. Для нашего театра это было новшество.

«Декамерон» можно назвать музыкальным спектаклем. Он состоял из 10 новелл, и перед каждой из них звучала песня. Композитор Наталья Гимельфарб, жена Евгения Гимельфарба, в то время главного режиссера нашего театра, написала к каждой новелле зонг. Баллады были на стихи Франческо Петрарки и других поэтов эпохи Возрождения.

Та работа запомнилась мне тем, что отвлечься от нее было просто невозможно. Все мысли были о постановке, все силы шли на спектакль, я словно постоянно находился вместе с актерами на сцене.

Вспоминает Александр Балданов, с 1994 до 2000 года актер Алтайского театра кукол «Сказка»:

- Мы познакомились с Романом Михайловичем в Томске на фестивале в 1996 году. Мы сами в нем не участвовали, Виндерман просто пригласил нашу труппу посмотреть спектакли. Конечно, было очень интересно, поскольку мы увидели много нового, та поездка запомнилась. А через год Роман Виндерман стал главным режиссером нашего театра.

Я был занят в нескольких его постановках – «Руслан и Людмила», «Без царя в голове», «Мертвые уши или новейшая история туалетной бумаги». Роман Михайлович запомнился мне своей интеллигентностью. На репетициях он всегда был очень вежлив и спокоен. Только один раз, помню, его вывели из себя. Он очень рассердился на нашу молодежь - они постоянно опаздывали на репетиции. Часто прибегут позже назначенного времени и даже не извинятся. Однажды Виндерман не выдержал: «Как это так?! - говорит. – Старики (это он нас так называл, у нас уже стаж работы приличный в то время был) землю роют, а вы что себе позволяете?». Это был очень редкий случай, когда он так проявил эмоции.

Перед репетициями Роман Михайлович всегда собирал нас заранее, рассказывал о спектакле, пояснял, чего он хочет. Задавал нам наводящие вопросы, в беседах нас несколько направлял, помогал самим прийти к тем задачам, которые он собирался перед нами поставить. После таких обсуждений мы уже сами были в нетерпении: настолько, что говорили: «Роман Михайлович, все, идем на сцену, будем работать!».

В постановке «Руслан и Людмила» я играл Старца. Тот спектакль запомнился мне своеобразным решением – на сцене была огромная телега.

Очень любили все спектакль для детей «Как Лиса Медведя обманывала». Он до сих пор еще в репертуаре театра! Я сначала не был занят в той постановке, но потом Тарас Винниченко, игравший роль медведя, ушел из театра. А нам везти сказку на фестиваль. Пришлось сделать срочный ввод, Романа Михайловича не было в городе, поэтому я репетировал роль Медведя без него. Мы работали в той постановке с заслуженной артисткой РФ Верой Александровной Добросельской. На фестивале выступления томского «Скомороха» и нашего театра совпали по времени. Роман Михайлович на наш спектакль не успел. Я его потом спрашиваю: «Вы посмотрели спектакль? Мне интересно узнать ваше мнение», а он отвечает: «Мне уже достаточно отзывов, которые я слышал!». Нас тогда действительно очень тепло принимали, после спектакля актеры и режиссеры (среди которых такой мастер, как Людвиг Устинов) были в восторге, пришли к нам за кулисы и удивлялись: «Как вы вдвоем справлялись?!». У нас были сцены, где в домик заходила тростевая кукла, а практически тут же из него выходила уже планшетная. Конечно, быстро менять кукол разного типа - это непросто.

Спектакль «Как Лиса Медведя обманывала» всегда тепло принимали дети. Мы часто играли его в садиках, так зрители не выносили ближе к финалу Лису. А воспитатели хохотали так, что уже просто сползали по стенке. У меня та роль была одна из любимых – она позволяла раскрыться, показать добродушие Медведя, как его доводит Лиса.

Другая постановка, которая мне очень нравилась – это «Без царя в голове», по произведению Михаила Салтыкова-Щедрина. Мне запомнились куклы - бюсты градоначальников, они стояли на сцене. Я играл Винтергальтера, изобретателя, говорил с выразительным акцентом.

Я не жалею, что много лет работал в театре кукол. Мне довелось играть в спектаклях таких режиссеров, как Людвиг Устинов, Валерий Вольховский, Роман Виндерман. Благодаря сотрудничеству с Романом Михайловичем я получил действительно много. Иногда репетиция оканчивалась, а нам, актерам, не хотелось уходить домой. Пока Виндерман не говорил: «На сегодня все, ребята…», никто сам и не вспоминал, что нам пора расходиться.

Роман Михайлович хорошо пел. До сих пор помню, как в Барнаул приехал на постановку Валерий Вольховский, и они на каком-то празднике пели вместе, на два голоса. Как-то на одном юбилее мы с коллегой взяли гитару и запели на два голоса, Роман Михайлович сразу обратил на это внимание, отметил: «Вы еще и поете?».

Мне казалось, ему нравилось с нами работать. И было приятно, когда мы его поздравляли. У него День рождения был 17 октября – я сразу запомнил дату, потому что моя мама родилась в тот же день. Накануне предложил актерам: «Давайте его поздравим!». Мы приготовили капустник, он нас благодарил.

Виндерман очень ценил, когда мы стремились сами что-то сделать, придумать. Ему нравилось, если на репетиции мы работали над своими ролями, искали варианты, пробовали сыграть как-то иначе. Если что-то было неверно, то тогда уже начинал оспаривать, объяснял как режиссер, почему так неправильно.

О том времени, когда Роман Михайлович был нашим главным режиссером, у меня остались хорошие воспоминания, и я всем говорю с удовольствием, что мне повезло работать с таким мастером.

Вы находитесь здесь: Главная » Друзья и Коллеги » Виктор Мохнач

Copyright © 2012 Irina Petrova
No part of this website, images or otherwise, may be reproduced without permission.
All rights reserved.