Вебсайт о Режиссере Романе Виндермане и его творческом наследии
Серьезное лицо еще не признак ума. Все глупости на земле делались именно с этим выражением.
Вы улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!

English Deutsch Espaсol
Спектакли | Статьи и Рецензии | Друзья и Коллеги | Фото материалы


Информация
О Романе Виндермане
Благодарность
Свяжитесь с нами
Дильбара Скоморохова IMAGE_BUTTON_PREVIOUS IMAGE_BUTTON_NEXT

Дильбара Скоморохова, заслуженная артистка РФ, с 1972 года актриса Алтайского театра кукол «Сказка»:

- Роман Михайлович отличался от остальных режиссеров – был мудрее, радостнее, глубже. Сложно подобрать слова, чтобы объяснить, настолько это был гениальный человек. Когда он стал нашим главным режиссером, то для меня это было действительно словно гром среди ясного неба. Моя жизнь в театре перевернулась с ног на голову, все в ней изменилось. Уже столько лет прошло, как Виндермана уже нет с нами, но мы до сих пор вспоминаем его, думаем о нем почти каждый день. Тем более, что сегодня в нашем театре нет главного режиссера. Работа с Романом Михайловичем – это была настоящая радость, поэтому бесконечно горько от того, что нам досталось так мало времени. Всего четыре года… И в то же время - целая жизнь, так были насыщены те сезоны.

Его первый спектакль в нашем театре - это «Декамерон», тогда его пригласили на постановку. Я, к сожалению, в той работе участия не принимала – была в декретном отпуске. Но люди до сих пор вспоминают «Декамерон», его считают одним из лучших спектаклей за всю историю нашего театра.

Для меня особой ролью стала Эра Николаевна в «Мертвых ушах или новейшей истории туалетной бумаги». Роман Михайлович (он тогда уже был нашим главным режиссером) прочитал нам эту пьесу Олега Богаева, спросил, как она нам нравится, и сможем ли мы ее поставить. Я встала и сказала: «Нет, нам она не подходит - у нас в театре для нее нет главной героини. На такую роль надо приглашать актрису масштаба Ноны Мордюковой». Прошло некоторое время, Виндерман решил, что спектаклю по «Мертвым ушам» в нашем театре быть. Пригласил меня к себе в кабинет, дал пьесу, сказал читать. Я спросила, на какую роль мне смотреть. Он отвечает: «На Эру Николаевну» Прочитала текст, пришла к Роману Михайловичу, вернула пьесу. Говорю: «Нет, я не смогу, не буду это играть, такая вещь мне не под силу…». В общем, отказывалась, как могла. Он сказал: «Нет, играть будете, и будете потом меня вспоминать, благодарить за то, что я дал вам роль Эры Николаевны!». Я месяц не соглашалась на эту работу. Но он умел убеждать, и в итоге пришлось ему поверить. Не знаю, насколько я в итоге сделала эту роль. Главное – я на нее решилась.

Эру Николаевну я играла в живом плане. Только в начале спектакля вместо нее была большая кукла, которую сделали очень похожей на меня. Огромная, большая, тяжелая невозможно… После спектакля у меня тряслись колени и руки, я даже потом ходила на массаж. За эту работу на региональном фестивале 2000 года я получила приз за лучшую женскую роль. Действительно, вспоминаю до сих пор и Романа Михайловича, и ту постановку.

Жаль, что спектакль уже давно распался. В нем были заняты актеры из драматического театра, кто-то из них уехал в Москву, из нашего театра ушел и перебрался в Братск Саша Балданов… В итоге постановку сняли из репертуара.

Любила я и «Питера Пэна», другую постановку Виндермана в нашем театре. Я играла Питера Пэна (он был куклой). Тот спектакль был зрелищный – эффектные куклы, пираты (их актеры играли в живом плане), индейцы, на лодке выплывающие в зал, огромный крокодил… Мне запомнился и сам спектакль, и репетиции с Романом Михайловичем. Один раз во время репетиции он запустил в меня пепельницей! Он очень трепетно относился к тексту, а я упорно ставила ударение во фразе неправильно. Виндерман мне объяснял, объяснял…Терпеливо повторял: «Вот здесь нужно сделать ударение!». Когда я в очередной раз ошиблась, он остановил репетицию, еще раз напомнил мне, как правильно говорить. Не помогло. И тогда он кинул пепельницей, но попал не в меня, конечно, а в дверь…Зато я наконец запомнила ударение!

2.
Общение с Виндерманом – это всегда была радость. А какие песни мы пели! И на русском языке, и на украинском. Он пел и один, и вместе с нами. С его появлениями в театре начиналась праздничная жизнь. Капустники были веселые.

Мы готовились к его приезду. Ждали, конечно, когда он выберется в Барнаул из Томска, где у него тоже был театр. Если видели, что он идет по зданию, то сразу в струнку вытягивались. Девчонки перед встречей с ним красились, прихорашивались. Он же был мужчиной, и взгляд у него был мужской. И он сам был красив, всегда одет с иголочки.

Мне кажется, Роман Михайлович родился раньше времени. Мы до его уровня не доросли. Я рядом с ним считала себя только-только спустившийся с дерева, настолько он казался мне умным. Жаль, что он так рано ушел - это был человек, режиссер, которого никем не заменишь. Считаю, для меня как для актрисы все кончилось, когда его не стало…

Вы находитесь здесь: Главная » Друзья и Коллеги » Дильбара Скоморохова

Copyright © 2012 Irina Petrova
No part of this website, images or otherwise, may be reproduced without permission.
All rights reserved.